Menu
← назад Блоги Легендарные женщины Знаменитые дети СССР Всякая всячина Мода и красота Здоровье Мой ребенок Форум Сонник Гороскоп Новости Фото Магазин Полезные статьи Лента активности

28 июля

Понравилась статья - поделись с друзьями:
Автор: Северянка
Опубликовано: 3016 дней назад (28 июля 2012)
0
Голосов: 0

28 июля - память святого равноапостольного великого князя Владимира, во Святом Крещении Василия.



Немногие имена на скрижалях истории могут сравниться по значению с именем святого равноапостольного Владимира, крестителя Руси, на века вперед предопределившего духовные судьбы Русской Церкви и русского православного народа. Князь Владимир был внуком великой княгини Ольги, сыном Святослава и «вещей девы» Малуши, ставшей христианкой вместе с княгиней Ольгой в Константинополе.  

В 970 году Святослав, отправляясь в поход, из которого ему не суждено уже было вернуться, поделил Русскую землю меж тремя сыновьями. В Киеве княжил Ярополк, в Овруче, центре Древлянской земли, - Олег, в Новгороде - Владимир. Несколько лет прошли относительно спокойно, пока в 975 г. не вспыхнула усобица между Ярополком и Олегом, спровоцированная воеводой Ярополка Свинельдом. В ходе конфликта Олег был убит. Напуганный смертью брата, Владимир с варяжским войском, нанятым на деньги новгородских торговцев, возглавляет поход, в котором ему сочувствует вся языческая Русь, против Ярополка-христианина (или, во всяком случае, по свидетельству летописи, "давшего великую волю христианам"), и вступает 11 июня 978 года в Киев, став "единодержцем" Киевского государства, "покорив окрестные страны, одни - миром, а непокорных - мечем". Первые шесть лет своего великокняжеского правления он провел в походах, предводительствуя дружиной лично и объединяя Русь. При нем все славянские племена от Карпат и Немана и города Городен (Гродно) до Белоозера, Оки и Волги стали составлять одно целое – Русскую землю и называться русскими. Он осуществил несколько удачных военных походов: завоевал Галицию, смирил вятичей и радимичей, победил камских болгар, успешно воевал с печенегами, и, таким образом, распространил пределы своей державы от Балтийского моря на севере до реки Буг на юге.

По примеру хазарских мусульман у князя Владимира было, кроме пяти жен, множество наложниц. Утвердив свою власть, великий князь всячески старался упрочить на Руси язычество – многобожие, культ стихийных сил природы. Он любил военные походы, горячие бои, веселые пиры со своей дружиной. Одним словом, молодой князь предавался бурной чувственной жизни, хотя далеко не был таким сластолюбцем, каким его иногда изображают.

Несмотря на то, что князь, как истинный язычник, следовал жизненному укладу того темного времени, сердце его было великодушно, а разумом Владимир пошел в свою мудрую бабку, святую Ольгу. Он "пас свою землю правдою, мужеством и разумом", как добрый и рачительный хозяин, при необходимости расширял и оборонял ее пределы силой оружия, а возвращаясь из похода, устраивал для дружины и для всего Киева щедрые и веселые пиры. Но Господь уже готовил ему иное поприще. Где умножается грех, там, - по слову апостола, - преизобилует благодать. И то, что Господь делает втайне, внешне кажется обыденным. Поэтому поиск новой веры князем Владимиром, по мнению многих историков, был вызван весьма тривиальными вещами: взаимосвязь социально-экономических и религиозно-культурных процессов толкала Русь к идеологическому развитию, так как дремучее язычество тормозило и политические, и торгово-экономические связи с более развитыми странами, где уже давно верили в Единого Бога.

По приглашению князя в Киев приходили проповедники из разных стран: послы от болгар-мусульман, живших за Волгой; немцы-латиняне, иудеи и греки. Князь расспрашивал каждого об их вере. Самое сильное впечатление произвел на него православный греческий проповедник, который в заключение своей беседы показал ему картину Страшного суда. Предание рассказывает, что, умудренный силою свыше, князь послал избранных мужей в разные страны, чтобы самим увидеть и испытать, как разные народы служат Богу и как «веру от дел своих показуют». В Болгарии  послы наблюдали, как молятся в мечети мусульмане: «Став там без пояса, сделав поклон, (человек) сядет и глядит туда и сюда, как безумный, и нет в них веселья, только печаль и смрад великий. Не добр закон их». У немцев «видали в храмах различную службу, но красоты не видели никакой». В Византии же, в Константинопольском храме во имя Софии Премудрости Божией, они созерцали праздничное патриаршее богослужение при полном свете паникадил, с пением соборных хоров. «Поставили их на лучшем месте, показав им церковную красоту, пение и службу архиерейскую, предстояние диаконов, и рассказав им о служении Богу своему». «Не знали, на небе или на земле мы, — рассказывали послы по возвращении в Киев, — ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как рассказать об этом, знаем только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького, так и мы не можем уже здесь пребывать в язычестве». Выслушав их, бояре сказали князю Владимиру: «Если бы был худ закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, а она была мудрейшей из всех людей». И спросил Владимир: «Где примем крещение?» Они же сказали: «Где тебе любо».

Помимо духовного переворота, созревавшего в князе Владимире силою Божественного Провидения, ведущего Русь к Крещению, возникли и особо благоприятные политические обстоятельства. Византийскую империю сотрясали удары мятежных полководцев Варды Склира и Варды Фоки, каждый из которых уже примеривал царскую корону. В трудных условиях императоры, братья-соправители Василий Болгаробойца и Константин, обратились за помощью к Владимиру.

В награду за военную помощь Владимир просил руки сестры императоров Анны, что было для византийцев неслыханной дерзостью. Принцессы крови никогда не выходили замуж за "варварских" государей, даже христиан. Но в данном случае под вопросом было само существование династии, и Константинополь вынужден был согласиться. Василий выдвинул непременным условием, чтобы князь Владимир принял христианство и крестил свою страну. После того, как вопрос о браке был улажен, русское войско в количестве шести тысяч воинов прибыло в Византию. Мятеж был разгромлен, а Варда Фока убит. Так в борьбе человеческих устремлений воля Божия определила вхождение Руси в благодатное лоно Вселенской Церкви.

Но византийцы, обрадованные неожиданным избавлением от опасности, не торопились выполнять обещание. Император нарушил договор первым и не прислал на Русь сестру Анну, которую Владимир отправился ожидать у днепровских порогов. Нарушение договора не было следствием только прихоти или произвола императора Василия II. У князя Владимира было несколько жен и десять сыновей от них, которые претендовали на киевский престол. Император не желал, чтобы его сестра пополнила гарем языческого князя. Он мог отпустить царевну в Киев только при одном непременном условии: все предыдущие браки князя Владимира должны быть расторгнуты, с тем, чтобы христианский брак был признан единственно законным. Однако славяно-варяжское семейное право оказалось несовместимым с христианским правом Византии. С канонической точки зрения сыновья Владимира, рожденные вне христианского брака, были незаконнорожденными и уж тем более не имели никаких прав на трон. Для Владимира такая точка зрения была неприемлема: старшие сыновья были опорой его власти. Переговоры о брачном контракте, по-видимому, зашли в тупик, после чего союз с империей был разорван.

Возмущенный греческим лукавством, князь Владимир, собрав «вся своя", двинул "на Корсунь, град греческий", древний Херсонес. Пал неприступный оплот византийского господства на Черном море, один из жизненно важных узлов экономических и торговых связей империи. Удар был настолько чувствителен, что эхо его отозвалось по всем Византийским пределам.

В завоеванной Корсуни Владимир и принял крещение. С одной стороны, этим он демонстрировал свою силу и независимость акта крещения от воли Византии. С другой стороны, принятием нового имени – Василий – он подчеркивал свои союзнические и даже патрональные отношения с понуждавшим его к крещению императором. Правда, при выборе имени учитывалось и его смысловое значение: Василий переводится с греческого как «царский». Вместе с князем крестилась и часть его дружины.

После этого Владимир направил братьям-императорам угрозу, что если Анна не прибудет в Корсунь, то он поведет свое войско на Константинополь. Решающий довод снова был за Владимиром. Его послы прибыли вскоре в Царьград за царевной. Восемь дней ушло на сборы Анны, которую братья утешали, подчеркивая значительность предстоящего ей подвига: способствовать просвещению Русского государства светом Христовой истины и сделать руссов навечно друзьями Ромейской державы. Вскоре принцесса, ее свита, священники с иконами, святыми мощами и церковной утварью прибыли в Корсунь. С царевной прибыл посвященный святым Патриархом Николаем II Хризовергом на Русскую кафедру митрополит Михаил. Не теряя времени, будущий равноапостольный князь Владимир обвенчался с царевной Анной в кафедральном соборе того города, где, казалось, каждый камень помнил апостола Андрея Первозванного, прошедшего с евангельской проповедью через древнюю Тавриду на приднепровские горы. Церемония бракосочетания дала возможность широко оповестить мир о разрыве князя с язычеством. К его титулам прибавился новый, еще более блестящий – цесарь (царь).Надменным владыкам Константинополя пришлось уступить и в этом - поделиться с зятем цесарскими (императорскими) инсигниями (знаками власти). В некоторых греческих источниках святой Владимир именуется с того времени "могущественным басилевсом", он чеканит монеты по византийским образцам и изображается на них со знаками императорской власти: в царской одежде, на голове - императорская корона, в правой руке - скипетр с крестом.

Сразу же после венчания Владимир согласился передать Корсунь Византии в качестве вена – выкупа – за невесту, и мир между империей и Русью был восстановлен. Великий князь весной 988 года отправляется с супругой через Крым, Тамань и Азовские земли, входившие в состав его обширных владений, в обратный путь к Киеву. Впереди великокняжеского поезда с частыми молебнами и несмолкающими священными песнопениями несли кресты, иконы, святые мощи. Казалось, сама Святая Вселенская Церковь двинулась в просторы Русской земли, и обновленная в купели Крещения Святая Русь открывалась навстречу Христу и Его Церкви.

По прибытии в Киев, Владимир первым делом окрестил своих сыновей и освободил от обязанностей супругов своих языческих жен.  Вместе с сыновьями князя крестился весь дом его и некоторые бояре. Одновременно князь повелел везде сокрушать идолов: одни были сожжены, другие изрублены. Главного же идола Перуна с серебряной головой и золотыми усами было приказано, привязав к хвосту лошади, стащить в Днепр, молотя палками для публичного поругания, а затем провожать до порогов, чтобы никто не мог вытащить и взять его. Там идолу привязали камень на шею и утопили. Кануло в воду русское язычество...

За низвержением идолов последовало оглашение народа евангельской проповедью. Христианские священники собирали народ и наставляли его в святой вере. Многие охотно принимали христианство, были колеблющиеся, некоторые упорствовали. Это побудило князя Владимира назначить день всеобщего крещения киевлян (по некоторым сведениям, 1 августа 988 г.). По городу был оглашен указ: "Если кто не придет завтра на реку - богатый или бедный, нищий или раб - будет мне враг". Священное желание святого князя было исполнено беспрекословно. Киевляне спешили исполнить волю князя, рассуждая так: «Если бы новая вера не была лучше, то князь и бояре ее бы не приняли». Только самые закоренелые язычники воспротивились этому повелению великого князя и бежали из Киева.

В назначенный день к месту, где река Почайна впадает в Днепр, стеклось людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие до груди, молодые же у берега по грудь, некоторые держали младенцев. Начался небывалый, единственный в своем роде на Руси всеобщий чин крещения. Святой же князь, смотря на крещение своего народа, «радовашася духом, и возвел очи к небеси и, руце воздев, рече: “Господи Боже, сотворивый небо и землю, призри на новокрещеныя люди Твоя и даждь им истинно познати Тебя, Бога Истиннаго, и утверди их в православной вере, и мне помози на видимыя и невидимыя враги, и прослави в Российских странах имя Твое Пресвятое!”.  

Трудно переоценить глубину духовного переворота, совершившегося молитвами святого равноапостольного Владимира в русском народе, во всей его жизни, во всем мировоззрении. В чистых киевских водах  осуществилось таинственное преображение русской духовной стихии, духовное рождение народа, призванного Богом к невиданным еще в истории подвигам христианского служения человечеству. В память священного события, обновления Руси водою и Духом, установился в Русской Церкви обычай ежегодного крестного хода "на воду" 1 августа (14 августа по новому стилю), соединившийся впоследствии с празднеством Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня, общим с Греческой Церковью, и русским церковным празднеством Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице (установленным святым Андреем Боголюбским в 1164 году). В этом соединении праздников нашло точное выражение русское Богословское сознание, для которого неразрывны Крещение и Крест.

У самого же князя Владимира после принятия святого крещения произошла разительная перемена его собственной жизни, его духовно-нравственного состояния. Из страстного, гордого язычника он переродился в целомудренного, кроткого, необычайно милосердного и доброго человека. При этом князь продолжал оставаться победоносным полководцем, мужественным воином, мудрым главой и строителем государства.

Всюду по Святой Руси, от древних городов до дальних погостов, повелел святой Владимир ниспровергнуть языческие капища, иссечь истуканов, а на месте их строить по холмам церкви. Храмы Божии вырастали по лицу земли, на возвышенных местах, у излучин рек, на старинном пути "из варяг в греки", - словно путеводные знаки, светочи народной святости. В 989 г. Владимир начинает строительство митрополичьего каменного храма — церкви Пресвятой Богородицы (Десятинной), на которое была выделена десятая часть княжеских доходов. Под её сводами Владимир разместил привезенные им мощи Святого Климента, впоследствии в Десятинной церкви был похоронен и сам князь. При храмах создавались школы, куда князь повелел отдавать детей представителей зажиточных слоев населения, «нарочитой чади», на «обучение книжное».

Успешному распространению веры Христовой среди русского народа содействовало и то, что она распространялась большей частью мирными средствами — проповедью, убеждением (а не огнем и мечом, как это нередко делалось римо-католиками), и, притом, благодаря трудам святых Кирилла и Мефодия, на родном славянском языке.  

Одновременно с духовным просвещением народа, князь Владимир твердой рукой сдерживал на рубежах врагов, строил города, крепости. Им построена первая в русской истории "засечная черта" - линия оборонительных пунктов против кочевников.  Действенным оружием часто была мирная христианская проповедь среди степных язычников. В Никоновской летописи под 990 годом записано: "Того же лета приидоша из болгар к Володимеру в Киев четыре князя и просветишася Божественным Крещением". В следующем году "прииде печенегский князь Кучуг и прият греческую веру, и крестися во Отца и Сына и Святого Духа, и служаше Владимиру чистым сердцем". Под влиянием святого князя крестились и некоторые видные иноземцы, например, живший несколько лет в Киеве норвежский король Олаф Трюггвасон, знаменитый Торвальд Путешественник, основатель монастыря святого Иоанна Предтечи на Днепре под Полоцком, и другие. В далекой Исландии поэты-скальды назвали Бога "хранителем греков и русских".

Средством христианской проповеди были и знаменитые пиры святого Владимира: по воскресеньям и большим церковным праздникам после литургии выставлялись для киевлян обильные праздничные столы, раздавалось «имения много убогим, и нищим, и странникам, и по церквам и по монастырям». По улицам доставляли «великие кады и бочки меду, и хлеб, и мясо, и рыбу, и сыр, желая, чтобы все приходили и ели, славя Бога".  

В 1007 году святой Владимир перенес в Десятинную церковь мощи святой равноапостольной Ольги. А четыре года спустя, в 1011 году, там же была погребена его супруга, сподвижница многих его начинаний, блаженная царица Анна. После ее кончины князь вступил в новый брак - с младшей дочерью немецкого графа Куно фон Эннингена, внучкой императора Оттона Великого.

Эпоха святого Владимира была ключевым периодом для государственного становления православной Руси. Объединение славянских земель и оформление государственных границ державы Рюриковичей происходили в напряженной духовной и политической борьбе с соседними племенами и государствами. Крещение Руси от православной Византии было важнейшим шагом ее государственного самоопределения.  
Трудно переоценить и значение приобщения Руси к христианскому миру. Церковь быстро стала одной из важнейших общественно-политических сил Руси, по сути, частью самого государства. Она влияла на культуру, быт и мораль, стимулировала распространение письменности и создание летописей, способствовала развитию связей с другими христианскими странами.

Умер креститель Руси, тяжело заболев, и предал дух Господу в селе Спас-Берестове 15 июля 1015 года. Он правил Русским государством 37 лет (978—1015), из них 28 лет прожил во святом крещении. Из Берестовского дворца тело почившего государя перевезли в Киев. В Десятинной церкви гроб с мощами святого Владимира встретило киевское духовенство во главе с митрополитом Иоанном. Святые мощи были положены в мраморной раке, поставленной в Климентовском приделе Десятинного Успенского храма рядом с такой же мраморной ракой царицы Анны...

Русские люди начали чтить память своего крестителя уже в XI веке. Однако, по не вполне ясным причинам, официальная канонизация князя Владимира задержалась на два столетия. И только в XIII веке происходит общецерковное причтение князя Владимира к лику святых. Наверное, этому способствовало и то обстоятельство, что именно в день кончины святого Владимира, 15 июля (28 июля по новому стилю), была одержана одна из славных побед русского оружия — битва на Неве, в которой дружина новгородского князя, потомка Владимира Святого, Александра Ярославича (Александра Невского), разгромила шведское войско.

Тропарь святому: "Уподобился еси купцу, ищущему добраго бисера, славнодержавный Владимире, на высоте стола седя матери градов богоспасаемаго Киева; испытуя же и посылая к Царскому граду уведети Православную веру, обрел еси безценный бисер, Христа, избравшаго тя яко втораго Павла, и оттрясшаго слепоту во святей купели душевную, вкупе и телесную. Темже празднуем твое успение, людие твои суще. Моли спастися державы твоея Российския начальником и множеству владомых".

Перевод: "Ты уподобился купцу, искавшему хороших жемчужин, могущественный властитель Владимир, восседая на высоком престоле матери городов, – богоспасаемого Киева; испытывая и посылая послов в Царьград узнать о Православной вере, обрел ты бесценный жемчуг – Христа, избравшего тебя, как второго Павла, и избавившего во святой купели от слепоты духовной, вместе с ней и телесной. Потому мы, люди твои, празднуем твое успение. Моли о спасении в державе твоей Российской правителей и множества ее граждан".

Многие подробности мне пришлось опустить, дабы не увеличивать размеры и без того пространного повествования. О них можно прочитать здесь: "Запятье князя Владимира"..... Существуют расхождения в изложении некоторых деталей жития князя Владимира разными источниками. Но на то они и детали...
24 июля | 27 сентября

Читайте также:

Нет комментариев. Ваш будет первым!