Menu
← назад Блоги Легендарные женщины Знаменитые дети СССР Всякая всячина Мода и красота Здоровье Мой ребенок Форум Сонник Гороскоп Новости Фото Магазин Полезные статьи Лента активности
Черная пятница 2017

Школа

Понравилась статья - поделись с друзьями:
Автор: Ариана
Опубликовано: 37 дней назад (14 октября 2017)
0
Голосов: 0
  

Осенью я устроилась работать директором в деревенскую школу. Работа, хоть и сложная, оказалась очень интересной. Кто бы мог подумать, что пост директора будет моим всего один год...

Конец учебного года совпал у меня с началом новой жизни. С одной стороны, грустно, ведь я успела привязаться к своим ученикам и коллегам. Но с другой, меня теперь ждет более важное дело...

Я уже не раз замечала, что наша завуч непостижимым образом умеет читать чужие мысли. Но иногда мне кажется, что она еще обладает даром видеть сквозь стены: стоит мне прийти на работу, как тут же прибегает обсудить текущие дела и, как писали в старинных романах, засвидетельствовать свое почтение. Точнее, искреннее расположение.

Вот и в тот день, не успела я еще и компьютер включить, а Зоя Ивановна уже стояла на пороге моего кабинета.

— Здравствуй, Оленька. Ты как? — поинтересовалась завуч.

Она никогда не задает подобных вопросов просто ради приличия, как поступает большинство из нас. Раз спрашивает, значит, действительно интересуется. И ничего не значащим «нормально» или «все в порядке» можно запросто ее обидеть. Поэтому пришлось подробно докладывать, что со мной и как обстоят дела.

— Токсикоз меня совсем замучил — особенно по утрам. Пока муж себе завтрак готовит, вообще из дома удираю — от запахов еды прямо наизнанку выворачивает. На солененькое не тянет, зато томатный сок пью литрами. С сахаром. Саша, когда видит, как я в стакан с соком три куска рафинада кладу, смеется и спрашивает, не полить ли мне отбивную вареньем. Кстати, я вчера попробовала сосиску с джемом — вкусно! Гораздо лучше, чем с горчицей. А еще мне все время страшно.

Зоя Ивановна подошла ко мне поближе и ласково обняла за плечи. Ее полные руки будто окружили меня кольцом спокойствия.

— Рожать боишься?

— Нет, боюссь, что с ребенком что-то случится...

— Я тебе, Оленька, открою страшную тайну, — улыбнулась Зоя Ивановна, и к сетке морщин на ее лице добавились еще несколько глубоких лучиков у глаз. — Тебя этот страх будет преследовать даже тогда, когда твоему «малышу» стукнет пятьдесят. Так все мамы устроены. Ну-ну, а почему у тебя глазки на мокром месте?

— Да представила, как мой ребенок родится, будет расти... Я в последнее время такая сентиментальная стала! «Титаник» дважды раньше смотрела и ни слезинки не проронила, а позавчера посмотрела в третий раз и обрыдалась — меня Саша еле-еле успокоил.

— «Титаник» — это еще цветочки, скоро над «Колобком» плакать будешь... — хихикнула завуч и, помолчав немного, уточнила: — То есть у тебя, как я поняла, все на самом деле идет хорошо?

— Ну, если не считать мелочей вроде токсикоза и страхов, полет проходит в нормальном режиме...

— А мы мелочиться не будем! Но все-таки в твоем положении нужно поменьше работать и побольше отдыхать.

«Да какой тут отдых! — подумала я. — Скоро конец учебного года, самая страда. Экзамены на носу, последний звонок, затем выпускной... Материалы для ремонта нужно закупить, мастеров найти таких, чтобы три шкуры не содрали, но и не напортачили...» В общем, покой мне только снится!

— Кстати, и спать тебе надо побольше, — будто прочитала мои мысли Зоя Ивановна. — И гулять. Поэтому все школьные дела беру на себя. Остальные учителя помогут.

— В каком смысле? — растерялась я.

— В самом прямом. Или ты мне не доверяешь? — строго глянула на меня завуч.

— Больше, чем себе, но...


У англичан есть отличная пословица: «Если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо, сделай его сам». Но с другой стороны, для этого нужны силы, хорошее самочувствие и предельная концентрация, а у меня с первым и вторым сейчас неважно, а с третьим вообще хуже некуда. Так что от предложенной Зоей Ивановной помощи лучше не отказываться. В конце концов, моя задача как директора не тянуть одеяло на себя, но держать руку на пульсе.

Зоя Ивановна уже направилась к выходу из кабинета, но вдруг развернулась и снова подошла к столу, присела сбоку.

— Какие у тебя планы? В школу потом возвращаться собираешься?

— Пока не знаю. С первого июля уйду в плановый отпуск, который плавно перейдет в декретный. Рожать мне в конце ноября. Если все будет хорошо, через пару лет попытаюсь родить второго. Саша вообще-то троих хочет, но нам уже не по двадцать лет...

— Да какие там ваши годы! Если постараетесь, то и пятерых успеете, было бы желание. То есть, как я поняла, ближайшие лет десять ты собираешься посвятить материнству?

— Если повезет, да.

— Ты девочка целеустремленная и удачливая. Все у тебя получится! И не качай головой. Знаю, что тебе не шестнадцать, а тридцать шесть. Но для меня-то ты девочка. Ну что, угостишь томатным соком с сахарком? Хлопнем по стаканчику — и за работу!

...Держать руку на пульсе мне удалось лишь частично. О ходе подготовки к экзаменам учителя мне докладывали регулярно, и смету на ремонт завуч дала на утверждение. Коллеги охотно делились подробными планами проведения выпускных вечеров. Вроде все шло своим чередом, вот только что касается последнего звонка...


Месяц выдался дождливым, поэтому репетиции проходили не на школьном дворе, а в спортивном зале. Я решила поприсутствовать на одной, посмотреть, что да как, может быть, чем-то помочь. Но стоило мне заглянуть в зал, как тут, же подле тела Зоя Ивановна и зашипела прямо в ухо:

— Ольга, седьмой час уже. Ты почему домой не идешь?

— Мне сегодня зав-районо звонила. Сказала, что пришлет к нам на праздник своего зама, а с ним еще какая-то шишка приедет — депутат, что ли. Вот я и решила...

— Мы с тобой решили, что ты сейчас должна побольше гулять и отдыхать, а не до ночи в школе просиживать, — перебила меня Зоя Ивановна. — А если высоким гостям что-то не понравится, вали все на меня: мол, завуч за праздник отвечает, значит, и спрос с нее! — С этими словами она захлопнула дверь прямо перед моим носом.

Конечно, директорской властью я могла бы настоять, чтобы меня пустили на репетицию, но не стала этого делать — беременным вредно нервничать. А по дороге домой подумала о том, что, какая бы ситуация ни сложилась в будущем, на директорский пост не вернусь. Уж очень большая психологическая нагрузка. Возможно, простым учителем на полставки когда-нибудь...


Конец учебного года стремительно приближался. И вот наступил день X — праздник последнего звонка. Прибыло начальство из районо, явился глава нашей администрации. В школьном дворе собрались нарядные, чуть взволнованные родители, вооруженные фотоаппаратами, видеокамерами и мобильными телефонами, в толпе одиннадцатиклассников царило радостное оживление. Глупенькие, они радовались тому, что до вступления во взрослую жизнь им осталось всего лишь полшажочка, и не подозревали о том, сколько проблем и сложностей ждет их там. Еще не знали, с какой теплотой и ностальгией будут вспоминать о школе.

К моему удивлению и удовольствию, из высоких гостей выступил один депутат, который был предельно краток: «Поздравляю... Желаю... Выпускникам — счастливого пути, остальным — веселых каникул».

— Я Костику четкий регламент спустила — три минуты, — шепнула мне завуч. — Молодец, уложился. Не подвел мальчишка свою бывшую учительницу.

Зою Ивановну вообще никто из выступавших не подвел. И сценарий праздника она придумала замечательный — никакого официоза и пафоса, все очень тепло и необыкновенно душевно, словно на семейном торжестве.

У меня глаза почти все время были на мокром месте, однако усилием воли я держалась. Но когда выпускники стали танцевать прощальный вальс, пришлось быстро спрятаться за спины учителей, чтобы никто не увидел текущих по щекам слез.

Праздник подошел к концу, и тут микрофон взяла Зоя Ивановна:

— Сегодня последний звонок прозвенел не только для учеников одиннадцатых классов и некоторых девятиклассников, но и для Ольги Николаевны — нашего всеми любимого директора. Надеемся, что через семь лет она приведет именно к нам в школу своего первенца!

Все зааплодировали, кто-то запустил в небо разноцветные шары с нарисованными на них аистами, кто-то сунул мне в руки букет лохматых пионов. Все, рухнул бастион! Уткнувшись лицом в цветы, я зарыдала (ох уж эта плаксивость беременных!). Хорошо, что было шумно и рыдания, кажется, услышали только те, кто стоял рядом. Меня обступили со всех сторон взрослые и дети — гладили, утешали, желали счастья. Сколько буду жить, не забуду этого дня!
Лучшие подруги | Дорога все расставит на свои места

Читайте также:

Нет комментариев. Ваш будет первым!